Добрый день произнес знакомый глухой голос и профессор

БОМЖ… И РАНЕНЫЕ - Чёрный диггер

Сколько подарков получил Дадли на свой День Рождения? 38 36 35 " Добрый день!" - произнес знакомый глухой голос, и профессор. Как только они пролезли через люк, в нос им ударил знакомый сладковатый аромат, исходящий от огня в камине. Добрый день — произнёс глухой голос профессора Трелони прямо над ухом у Гарри, заставив. Поэтому Профессор ограничился лишь тем, что сказал: . Тот, что сидел на тротуаре, показался Войцеху Казимировичу знакомым. . Толпа глухо зароптала. . Добрый день, — поприветствовал его Войцех Казимирович. . было не разобрать, затем щёлканье, и наконец новый мужской голос произнёс.

Рассекая темноту ярким светом фар, подъехала какая-то машина. Вспыхивали огоньки карманных фонарей. Кое-кто был одет в военную форму. Корреспондентов других газет Фред не. Поднимаясь по лестнице, они столкнулись с Гардом.

Дэвид Гард, старший инспектор уголовной полиции, был давнишним знакомым Фреда. Этот профессор работал на военных. Он, кажется, открыл что-то важное. Чутьем опытного газетчика он почувствовал запах сенсации и ревниво оглянулся по сторонам: Фред с чувством пожал ему руку. Они шли по длинному коридору второго этажа. По обеим сторонам — двери лабораторий.

На металлических табличках выгравированы имена известных ученых. Инспектор открыл одну из дверей, пропуская корреспондентов. Фред успел прочитать надпись: В небольшой светлой комнате стояли стенной шкаф, письменный стол, пишущая машинка. Это Мелани поспешил щелкнуть затвором. Большой кабинет профессора Миллера напоминал муравейник. Какие-то люди что-то искали, измеряли, фотографировали. В этой суете Фред не сразу заметил тело, распростертое на полу как раз посреди комнаты.

Профессор Миллер лежал на боку, лицом к двери, подмяв под себя правую руку. Тело его было напряжено, словно, упав, он пытался встать. Крови почти не. Гард наклонился над трупом и осторожно повернул голову.

Глаза под густыми, сросшимися на переносице бровями были открыты. На побледневшем лице, чуть пониже правого глаза, резко выделялся синевато-багровый шрам, след неудачного эксперимента. Честер вопросительно посмотрел на Гарда. Он подвел репортеров к противоположной стене.

Там, в промежутке между двумя книжными полками, чернело второе отверстие, в точности похожее на первое. Мелани снова сфотографировал, сначала крупно, а затем, отойдя в другой конец кабинета и сменив объектив, сделал еще несколько снимков так, чтобы захватить сразу обе стены. Второй выстрел был произведен из другого оружия.

Честер взглянул на часы. Когда же это случилось? И куда мог скрыться убийца? И вообще, как он мог скрыться, если здание охраняется? Один из агентов что-то тихо сообщил. Они снова вышли в первую комнату. Дежурный, маленький полный человечек с седыми волосами, сидел за столом, закрыв руками лицо.

В ответ послышалось что-то невнятное. Честеру показалось, что его лицо еще бледнее, чем лицо убитого. Он продолжал дрожать, лицо его подергивалось. Дежурный на минуту задумался.

Снял телефонную трубку… набрал номер… Никто не. Пока я звонил, сигнал погас… Я успокоился. Но сигнал сейчас же вспыхнул опять! Дежурный молча кивнул в сторону кабинета.

Но он не. Не знаю почему, господин инспектор, мне стало как-то не по. Двадцать седьмой номер… Наверное, я пропустил его… Тогда я пошел назад и увидел дверь. Она была не заперта. Я прошел в кабинет. Горел свет, а на полу лежал… он! Больше никого не. Тот же серый костюм в клетку… черные волосы… Глаза…. В глазах его вспыхнули азартные огоньки.

Повод для большого разговора. Гард сразу охладил его пыл: Боюсь, что и на этот раз тебе придется ограничиться чисто уголовными деталями. Я должен отыскать убийцу. А все остальное меня не касается.

Book: Профессор бессмертия. Мистические произведения русских писателей

Да и тебе советую поменьше философствовать. Жаль, конечно, что нельзя писать, чем занимался Миллер. И все же это будет сенсация, настоящая сенсация! Он представил себе гигантские заголовки, фото на всю полосу — труп профессора и лицо крупным планом — отдельно.

Домой Фред вернулся уже под утро. Несмотря на бессонную ночь, он испытывал чувство приятного удовлетворения от удачно сделанной работы. Материал был продиктован, отредактирован, набран. Честер сам проследил, как его разместили на первой полосе.

Правда, фотографий он не дождался. Но на Мелани можно было положиться — он не подведет. Фред снисходительно поцеловал спящую Линду, залпом осушил стакан холодного молока и, быстро раздевшись, нырнул под одеяло.

Когда он проснулся, было уже десять. Сквозь опущенные шторы пробивались солнечные лучи, и, казалось, ничто не напоминало о мрачных событиях минувшей ночи. Очутившись на улице, Фред с наслаждением вдохнул осенний воздух и, предвкушая удовольствие, подумал о том, как развернет сейчас утреннюю газету. Хотя Честер был опытным журналистом, он все равно испытывал приступы радости, видя свои материалы напечатанными на полосе.

Его никогда не переставало удивлять, что слова и мысли, рожденные им, как бы освобождались от власти автора и вдруг начинали жить самостоятельной жизнью на газетных страницах, словно дети, ставшие взрослыми и ушедшие из родительского дома в необъятный мир.

А иногда случалось, что, вырвавшись на волю, слова бунтовали в этой новой жизни и вели себя не совсем так, как хотелось автору. И уже ничего нельзя было сделать… Подозвав мальчишку-газетчика. Честер вложил в его ладонь десятилеммовую монету и развернул еще пахнувший свежей краской номер. На первой полосе его материала не.

Книгв 4. Глава Хмури-«Дикий Глаз» - Potter's Army

Вторая, третья, четвертая, пятая… Он торопливо пробегал глазами заголовки: Он сам видел, как его материал верстали на первую полосу… Мистика?. Это было так неправдоподобно, что, не веря собственным глазам, он в третий раз медленно перелистал все двадцать четыре страницы газеты. В редакции тоже никто ничего не. Распоряжение снять материал пришло в последнюю минуту. Пришлось заново набирать первую полосу, номер опоздал на полтора часа.

В ответ на расспросы Честера сотрудники пожимали плечами. Всегда грустный, страдающий одышкой Мартене сочувственно кивал: По-моему, ваш материал был как раз то, что. Я тут ни при чем, сами понимаете. Мартене положил ему руку на плечо.

Book: Пять президентов

Навстречу ему попался Мелани. Всегда улыбающийся итальянец сейчас тоже выглядел расстроенным. Фоторепортер сокрушенно покачал головой: Фред яростно чертыхнулся и побежал. Но Честер уже скрылся за поворотом лестницы.

Однако, добежав до приемной Хейсса, он резко остановился на пороге. Чего я хочу добиться? И она любезно распахнула перед Фредом дверь кабинета. Пыл Честера уже испарился, а вместе с ним и решительность. Но делать было нечего — он шагнул через порог и молча остановился. Хейсс был занят разговором по одному из своих многочисленных телефонов. Судя по его лицу, беседа была не из приятных. Он даже отодвинул немного телефонную трубку: И действительно, Фред ясно различил слова, сопровождаемые усиленным дребезжанием телефонной мембраны: Но это было только на миг.

Заметив вошедшего в кабинет Честера, шеф бросил на него неприязненный взгляд и, плотно прижав трубку к уху, быстро закончил разговор такими словами: Фред продолжал стоять у порога, молчаливо ожидая неизбежного разноса. Чего еще можно было ждать, если материал из верстки попал в корзину? Вы, кажется, второй год работаете без отпуска?

Фред кивнул, не глядя на шефа. По вашему лицу видно, как вы устали. Сердце у Фреда сжалось: Берите жену и поезжайте к морю на недельку-другую. За сегодняшний материал получите двойной гонорар. Кроме того, вам выдадут еще двести пятьдесят кларков, я уже распорядился. И Хейсс сел за стол, давая понять, что разговор окончен. Ничего не понимающий Фред медленно попятился к двери.

Всем сотрудникам редакции было отлично известно, что шеф терпеть не может, когда подчиненные задают ему вопросы. Однако на этот раз в серых, глубоко сидящих глазах Хейсса, к удивлению Фреда, мелькнуло что-то похожее даже на сочувствие. У вас еще все впереди. Фред немного пришел в себя только на лестнице. Но почему все-таки снят материал? И с какой стати шефа заинтересовало мое здоровье? Что все это значит? Похоже, что меня просто хотят на время спровадить отсюда. Интересно знать, Мелани тоже получил подобное предложение?

Итальянец склонился над столом. Многочисленные бачки и ванночки были отодвинуты в сторону, а на образовавшемся свободном пространстве аккуратными пачками были разложены кларковые банкноты. Итальянец, часто слюнявя палец, тщательно пересчитывал одну из пачек. Мелани удивленно взглянул на него: Честер присел на свободный стул и сказал, глядя фоторепортеру прямо в глаза: Вся эта история мне не нравится.

Я хочу еще раз побывать. Послушай меня, не ввязывайся в эту историю. Ну что тебе до этого? В конце концов, свой гонорар мы получили. В проходной института его неожиданно пропустили, как только он предъявил свое редакционное удостоверение. Фред миновал холл, быстро поднялся на второй этаж и нашел знакомую дверь. И здесь, стоя у двери и еще не открыв ее, он вдруг не то чтобы понял — для этого у него не было никаких оснований, скорее интуитивно ощутил, что сейчас произойдет нечто невероятное. Это ощущение было так остро, что Фред почувствовал неприятный холодок в пояснице.

И он даже не удивился, когда, открыв дверь и войдя в кабинет, увидел, что навстречу ему из-за стола поднимается профессор Миллер… 3. Инспектор взглянул на журналиста, но ничего, кроме растерянности на его лице, не заметил. Дело не заслуживает того, чтобы так волноваться. Тем самым Миллером, труп которого видел собственными глазами ночью.

А ты говоришь — успокойся? Что это все значит? Не всегда верь глазам своим: Фред резко встал и, наклонившись к невозмутимому лицу Гарда, сказал медленно, отчеканивая каждое слово: Час назад я видел два отверстия от пуль в кабинете Миллера.

Ты слишком много работаешь. Честер, не спрашивая, взял сигарету на столе, затянулся и подошел к окну. Он долго смотрел на мигающую рекламу пива. Из ярко-красной бутылки лился радужный фейерверк огней. Они плясали на лице Фреда, и Гард, внимательно наблюдавший за репортером, заметил, как заглаживаются морщины на его лице. Но ты мне сказал то же самое, что Хейсс. Представь, что шла обычная тренировка полиции.

Еще одна проверка, которых у нас, сам знаешь, хватает. Фред поднял воротник плаща и побрел прочь от полицейского участка. Неожиданно кто-то ударил его по плечу, он Обернулся и увидел расплывшееся от улыбки лицо Конды.

От него несло дешевым вином. Да и тебе хватит на. Конда работал в морге полицейского участка и убеждал всех, что покойники не выносят трезвых. Они любят жизнерадостных людей, а не хлюпиков, которые брезгливо бросают их на полки и стараются смыться из морга. А Конда может душевно поговорить с любым из своих подопечных, ну, конечно, хватив при этом рюмочку-другую. Фред заказал два бокала вина.

Конда болтал не переставая. Снимок он напечатал, а где десять кларков? Я ему полный порядок навел, своих подопечных простынями укрыл, лампу принес, а он и носа теперь не показывает. Да и мой портрет неважный. Конда схватил деньги и быстро спрятал.

С вами можно иметь. Шеф сказал, что вскрытия не будет, сразу отправили к Бирку… Да, это не тот товар, который тебя интересует. Помнишь, две недели назад, когда ту, девятнадцатилетнюю, отчим утопил в ванне? А вчера старуха-неврастеничка да нищий. Конда с сожалением поплелся к дверям вслед за журналистом. Статьи вызвали споры, и фирма Бирка начала процветать.

Честер несколько раз встречался с Бирком. Он писал репортажи с его кладбища, их печатали дважды на первой полосе с великолепными снимками Мелани. Помнит ли Бирк его? Бирк никогда ничего не забывал.

Фред убедился в этом, едва он набрал номер телефона и услышал голос секретаря Бирка: Контора находилась у входа на кладбище: Бирк встретил Честера у входа. В центре кабинета небольшой стол, четыре стула. Стол затянут черным бархатом. На стене напротив развешано несколько фотографий, среди них — знакомые, те, что делал Мелани. В углу кабинета письменный стол, рядом два кресла. На одно из них и сел Фред. И я, наконец, рад, что вновь вы у. Журналист молча кивнул, всем видом своим пытаясь показать, что дело, по которому он пришел, не к спеху.

Уложи детей спать и поезжай в оперу. Я смогу приехать лишь к третьему акту, мне еще нужно переодеться. Безукоризненно светские манеры мистера Бирка он был принят в высшем обществеэлегантный черный костюм французского покроя и, наконец, холеные белые руки, сливающиеся с накрахмаленной сорочкой, раздражали.

Честеру вдруг захотелось встать и уйти. Но Бирк, поговорив с женой, сел напротив и заулыбался настолько добродушно, что Фред не двинулся с места и, собрав силы, как можно равнодушнее сказал: Мне нужно взглянуть на старика нищего, который похоронен вчера. Да, да, анкету и результаты обработки. На селекторе зажегся красный глазок. Он пододвинул микрофон поближе к. Мы вызывали радиомеханика, но он придет лишь через полчаса. Если подобное повторится, увольте. Перед женой клиента извинитесь и дайте музыку с соседнего участка, так, чтобы она слышала.

Клиент любил Моцарта и Штрауса. Кого из них транслировать? Огонек на селекторе погас. У меня беспроигрышный бизнес, и, кроме того, разве можно найти более спокойное место? Десять лет назад, после окончания Кембриджа, я два года работал в одной из крупнейших клиник Лондона, но больно уж там беспокойно. Наш же клиент тихий, благоразумный. Появилась Валери и положила на стол черную папку.

Доставлен 24 сентября года. Бирк раскрыл папку, быстро пробежал глазами анкету. Итак, непосредственно за раскопку — шесть кларков двадцать пять леммов и за риск — как известно, среди деловых людей не оплачивается — сто пятьдесят кларков. Итого сто пятьдесят шесть кларков двадцать пять леммов. Когда вместе с Бирком они подошли к седьмому участку, рабочие уже закончили работу. Но на обеде Эрмионы тоже не.

К тому времени, как они покончили с яблочным пирогом, последствия Бодрящего заклинания окончательно рассеялись, и Гарри с Роном начали слегка беспокоиться. Они прошли мимо сторожевых троллей, сказали Толстушке пароль "Пустословица" и протиснулись сквозь дыру в гостиную. Гермиона спала за столом, опустив голову на учебник по гаданию по числам. Они присели рядом, и Гарри растолкал. К-какой у нас сейчас урок? А это все Малфой, я думала о нем, а обо всем остальном забыла! Ты пытаешься сразу сделать слишком много".

Лучше подойду к профессору Флитвику и попрошу прощения А ведь я почти уверена, что они будут на экзаменах; профессор Флитвик мне намекнул, что так и случится! На каждом столике светился хрустальный шар, полный жемчужно-белого тумана. Гарри, Рон и Гермиона присели за один из шатких столиков. На лицах Парвати и Лаванды, подсвеченных молочным сиянием хрустального шара, отразилось восхищение.

СУБХ!АНАЛЛАХ МАЛЬЧИК ПЕРВЫЙ РАЗ УСЛЫШАЛ ГОЛОСА!!!

Что за странное предсказание! Гарри и Рон сдавленно фыркнули. Лицо профессора Трелони скрывала тень, поэтому было трудно сказать, расслышала ли она их или .